Статья

«Производство и применение: (не)выставочные стратегии современного искусства»

Симпозиум 2-й Уральской индустриальной биеннале современного искусства, 13-15 сентября 2012

Уральская индустриальная биеннале современного искусства

Симпозиум 2-й Уральской индустриальной биеннале проходил с 13 по 15 сентября 2012 года на двух площадках: в Уральском Федеральном Университете (Екатеринбург) и в Уральском колледже прикладного искусства и дизайна (Нижний Тагил).

Став кульминационным событием интеллектуальной платформы биеннале, симпозиум объединил экспертов, кураторов и критиков, многие из которых впервые посетили Екатеринбург. Основной задачей этого события было подвести итог концептуальной разработки тем интеллектуальной платформы и связать ее с художественными проектами биеннале.

Симпозиум продолжил исследование функции и критического потенциала современного искусства в (пост)индустриальной экономике, социальной и городской среде. Одновременно симпозиум (ре)концептуализировал тему основного проекта биеннале — «Самое себя глаз никогда не видит» — и рассмотрел проблему специфики художественного видения, его зависимости и автономности от окружающего мира на материале новых медиа, видеоарта и кино.

Стратегический партнер — Уральский Федеральный университет

Почему искусство не делает — и не должно делать — мир менее опасным

Инке Арнс (Hartware MedienKunstVerein, Дортмунд)

Должно ли искусство делать мир менее опасным? Не следует ли считать опасным само искусство, обладающее «успокаивающим» или «целительным» эффектом, поскольку оно помогает правящим классам скрывать существующие проблемы (и тем самым «спасать мир»)? Искусство не должно делать мир более безопасным; оно должно обращаться к опасностям, существующим в мире, и при этом сыпать соль на раны. Искусство призвано задавать вопросы, а не давать ответы.

Фото © Александр Кирютин

Пространства обсуждений

Аксель Видер (галерея Арнольфини, Бристоль)

Выставки — это общественные пространства. Их критическая роль зависит от того, как они соотносятся с публикой, ставят широкие общественные проблемы и организуют обмен мнениями или даже конфликт. В докладе разбираются потенциальные возможности выставок, как в пределах, так и за пределами традиционных институций, их способность взаимодействовать с миром, одновременно исследуя формы и форматы репрезентаций.

Фото © Александр Кирютин

Практика современного искусства в посткапитальной рамке

Даниэль Андухар (проект «Технологии — людям», Барселона)

Доклад посвящен влиянию информационных и коммуникационных технологий на процесс производства, передачи и применения символических товаров и моделей конструирования субъекта и общества. Он анализирует изменения в художественной практике, которая становится процессуальной, аналитической, информативной, критической и активистской, подчеркивающей горизонтальную идею обмена и опыт сотрудничества и разрушения иерархий, который может быть вынесен за узкие рамки художественной публики и институций.

Фото © Александр Кирютин

Почему мы все же делаем выставки?

Яра Бубнова (Институт современного искусства, София)

С 1980-х годов искусство находится в проблематичных отношениях с миром реальной жизни, политики и социальных проблем. В то время (1980-е) теория утверждала, а критика поддерживала идею, что любая художественная интервенция в мир приукрашивает реальность, делая ее эстетически приемлемой. На протяжении следующих десятилетий искусство предприняло множество попыток избежать эстетизации мира. Однако это сражение было, в конечном счете, проиграно: подвергая жизнь и мир воздействию «искусства» — то есть всего того, что было освящено как таковое с помощью биеннале, музейных экспозиций, конференцией и публикаций – художественные практики задним числом оправдывали себя с помощью старой доброй терминологии, лишавшей искусство шансов на не-приукрашивание мира и жизни = если ты делаешь искусство, ты эстетизируешь, хочешь ты этого или нет! «Зрение автономно в результате зависимости от объекта внимания, расположенного неизбежно вовне; самое себя глаз никогда не видит».

Художественная суверенность, современное искусство и курируемый мир

Антон Видокле (e-flux, Нью-Йорк)

В популярной культуре 1990-х годов практики современного искусства оказались ассимилированы: каждый должен был иметь что-то вроде концептуального арт-проекта в своей повседневной жизни. Однако начало 90-х ознаменовалось также возвышением и быстрым распространением фигуры куратора; спустя двадцать лет, в связи с подъемом интернета и социальных платформ, именно кураторство заняло в популярном воображении доминирующее положение в качестве первичного творческого акта: конструирование себя через селективный подбор друзей на фейсбуке, образов, слов, брендов и т.п. занимает место акта художественного созидания. Поскольку наш жизненный опыт становится в большой степени курируемым опытом, какие возможности в курируемом мире имеет произведение искусства?

Фото © Фотоагентство Аврора

Перестраивая взаимопонимание в плоском жидком мире

Паскаль Гилен (Университет Гронингена)

Начиная с 1990-х годов, мы живем в мире, становящимся все более плоским и жидким. Сетевое общество делает отношения и культуры горизонтальными, в то время как доминирующий неолиберализм способствует гипер-релятивизму культурных различий. В условиях диктата числа и рынка, культуры и креативные сообщества становятся текучими. Как эти трансформации на макросоциологическом уровне влияют на такие арт-институции как музеи и биеннале?

Эстетика камуфляжа в индустриальной культуре: от Симеона Верхотурского к стрит-арту

Сергей Кропотов (Екатеринбургская академия современного искусства)

Каждый новый социально-экономический уклад пользуется приемами мимикрии для подтверждения своей легитимности; в частности, утверждение индустриального возможно в визуальных формах доиндустриальной культуры. При этом вторичное утверждение культурных кодов осуществляется ради активного отрицания породившего их социально-экономического и ментального уклада, а символы «покоя» и «стабильности» порядка могут становиться, по выражению Беньямина, аллегориями «застывшего непокоя». В докладе предполагается проследить использование популярной в дореволюционной России иконографии «сеятеля» при создании памятника наркомтяжпрому Серго Орджоникидзе на Уралмаше, гибридное сочетание архитектуры конструктивизма и классицизма и, наконец, кейс вторичного использования сакрально- брутальной индустриальной руины в проекте Тимофея Ради «Потеря прочности».

Фото © Фотоагентство Аврора

Тихое вливание: публичное представление и представляющая публика

Николас Фрейзер (художник, Нью-Йорк)

В докладе будет обсуждаться перформанс Базовые правила, посвященный сложностям перехода от одной игры к другой, требующего изучения новых правил. В промышленном городе Нижний Тагил Николас Фрейзер рекрутирует, обучит и экипирует две софтбольные команды из местных жителей и соорудит импровизированное поле в одном из парков. Это временное поле будет одновременно эфемерной инсталляцией, где содержание основных правил будет вкраплено в каждую меловую линию, ограничивающую поле.

Фото © Фотоагентство Аврора

Что я узнал благодаря будущему, которое не состоялось

Андреа Лиссони (фонд Хангар Бикокка, Милан)

VariaVision (1965) Эдгара Райтца — провидческая, новаторская инсталляция на 16 экранах, которая ставит под вопрос границы определения расширенного кино и исследует восприятие времени и пространства. Целью VariaVision было понять, как ускорение передачи сообщений и революция в средствах коммуникации влияет на человеческое восприятие. Доклад отталкивается от уникального положения VariaVision в истории кино и современного искусства и обращается к проблематике мультидисциплинарных исследований связанных с историей расширенного кино и киноинсталляций, современного искусства, индустриального кино и универсальных выставок.

Фото © Фотоагентство Аврора

Всевидение

Ольга Шишко (МедиаАртЛаб, Москва)

Вопрос о возможности объективного видения и исследования окружающего мира был важен для художников, вдохновленных идеей «расширенного смотрения» начала XX века (Михаил Матюшин). Устройство, свободное от индивидуальных особенностей и ограничений человеческого глаза, — полагают они, — способно увидеть другую, расширенную реальность. Чтобы достичь этого, они конструирует аппараты, способные к самопрограммированию и самоуправлению, изучают когнитивные аспекты понятия “смотреть”, создают сложные оптические феномены. Делая видимой механику своих работ и обнажая искусственность иллюзии, художники указывают на взаимосвязи между реальностью, восприятием и изображением.

Фото © Фотоагентство Аврора

Измеряя возмущения: как (арт)медиа видит мир

Кристиане Пауль (The New School, Нью-Йорк)

Медиа и медийные произведения искусства — один из способов измерять возмущения (disturbances) в нашей культурной и социополитической среде. Сами медиа могут рассматриваться как возмущения реальности, способные технологически записывать, перефокусировать, редактировать и воспроизводить окружающий нас мир. Выставка FEEDFORWARD — Ангел истории (со-курированная Кристиане Пауль и Стивом Дитцем) станет в докладе отправной точкой исследования медийных эстетик и стратегий, эффектов симулированных реальностей, отношений между медиа и консьюмеризмом и роли искусства в активизации перемен.

Фото © Фотоагентство Аврора

Экранные тактики: искусство цифровой эры смотрит назад

Влад Струков (Университет Лидса)

Доклад обращается к новым де-территориализованным пространствам производства и анализирует экран как область пересечения проекции, активизма и участия. На примере различных художественных проектов будет показано, как цифровой взгляд проблематизирует отношения между трудом и капиталом и ищет новые способы взаимодействия с реальностью.

Технологический взгляд и социальная реальность: почему Дзига Вертов не изобрел YouTube

Андрей Щербенок (Санкт-Петербургский государственный университет)

Многие идеи Дзиги Вертова 1920х годов — схватывание жизни “врасплох”, всесоюзная сеть кинкоров-любителей, снимающих все подряд и немедленно обменивающихся снятым через центральный ‘сервер’ в Москве, киноглаз как превосходящая человеческое зрение машина истины — предвосхищают определяющие современный мир технологические феномены, от камер видеонаблюдения до интернета и художественных экспериментов по расширению границ человеческого видения. Однако эти параллели игнорируют специфику имплицитной вертовской концепции социальной реальности, в рамках которой только и имела смысл его технологическая утопия. Анализ этой специфики позволит лучше описать слепое пятно современных новых медиа и связанных с ними художественных практик.

Фото © Фотоагентство Аврора

Исчезающий глаз: от Микеланджело Антониони до новых медиа

Домиетта Тарласко (Северо-Западный университет, Иллинойс)

Каковы последствия одновременного постоянства и растворения кинематографа в новых визуальных технологиях? Как будет выглядеть киноархив в цифровую эпоху? Доклад обращается к мультимедийной инсталляции Марко Полони Комната в пустыне (2006), которая демонстрирует дезориентирующую стратификацию нашего нынешнего аудиовизуального ландшафта, где размываются границы между архитектурой кино и архитектурой мира, а на первый план выходит дифференциация видимого, радикально превосходящая интенциональное сознание.

Фото © Фотоагентство Аврора

Око за взгляд

Олеся Туркина (Русский музей, Санкт-Петербург)

Оппозиция взгляда и глаза, разработанная Жаком Лаканом, стала одной из определяющих для современной критики. Взгляд — это то, что всегда уже находится на стороне объекта. Взгляд Другого создает наше представление о себе. Произведение искусства как объект акта смотрения— это взгляд, формирующий и определенную социальную позицию.

Фото © Фотоагентство Аврора

Взгляд как удар

Филип Уорнел (Университет Кингстон)

Мимолетный взгляд устремляется по намеченной траектории, исподволь нанося удар, который дотрагивается до объекта своего внимания. Целенаправленный, как бы пронизывающий взгляд Наташи Демкиной создает ощущение того, что лучи и силы проникают насквозь. Ее провидческий диагностирующий анализ также указывает на сверх-органическую субъективность, помещенную в мир, оккупированный людьми без теней и прозрачными телами. Среди этих странных сил музыкального, магнетического и медицинского наблюдения Филип Ворнел обсудит понятие органического кино — как фильма, так и визионерской режиссуры — в том числе на примере своего фильма Девушка с рентгеновскими глазами (2008), в котором участвовала Демкина.

Разрыв шаблона

Дэвид Раскин (Школа Художественного института, Чикаго)

Лучшее искусство создает меньше, чем нам нужно. Его визуальная информация остается проявляющейся, не становясь трансцендентной. Классический современный пример — цикл Джозефа Альберса «В честь квадрата», где бесконечно множатся ступенчатые, смещенные шаблоны. Доклад посвящен сумасбродным работам молодых художников, создающим разрыв между ожиданиями и восприятиями. Они бросают вызов привычкам, которые формируют нас в соответствии с социальными нормами, на мгновения оставляя нас без точки опоры. Мы бессмысленно барахтаемся в шаблонах, которых не узнаем, а лишь ощущаем, и вынуждены ожидать изменения, которое позволит нам справиться с информационным потоком.

Фото © Дэвид Адика

Диаспорный проект

Таль Бен Цви (Кибуцим Колледж, Тель-Авив)

В докладе творчество Маши Рубин, Мирии Помянской и Ирины Биргер — художников и подруг, иммигрировавших в Израиль в начале 1990х — анализируется в перспективе теории «акцентного кино» Хамида Нафиси. Иммигрантская культура описывается в этой перспективе как изгнанническая переходная культура, основанная на ретроспекции, архивных и альбомных фотографиях, фрагментах художественных и документальных фильмов; все эти компоненты формируют пространственную и временную цепочку, созданную с целью преодолеть постоянно актуилизующиеся географические разрывы.

Размышляя о возможности критичности в визуальном искусстве

Хадас Маор (независимый куратор, Тель-Авив)

В докладе пойдет речь о работах израильских художников Роя Купера, Гилада Офира, Гастона Цви Иковича, Шаи Кремера, которые в основном работают в области фотографии и обращаются в своих работах к послевоенным пейзажам и архитектуре. Их работы документируют сцены смерти, разрушения и истребления, но при этом переносят эти образы в сферу возвышенного и украшают ужасное. Могут ли такие работы выражать или продвигать критическую позицию по отношению к своему предмету?

Между рассредоточением и прозрачностью: музей Ван Аббе в поисках своей функции

Вилем Ян Рендерс (музей Ван Аббе, Эйндховен)

В течение пяти лет музей Ван Аббе в Эйндховене (Нидерланды) исследовал роль музея современного искусства в XXI веке. Были затронуты такие вопросы как роль музея в обществе, локальное и глобальное, музей как действующая сила, как музей может быть рассредоточен и как он может стать прозрачным. В докладе будут освещены недавнее прошлое и ближайшее будущее музея.