Статья

«Мобилизация реальности»

Симпозиум 3-й Уральской индустриальной биеннале современного искусства, 8—11 сентября 2015

Симпозиум 3-й Уральской индустриальной биеннале современного искусства проходил на двух площадках: с 8 по 10 сентября — в Уральском Федеральном университете (пр. Ленина, 51), 11 сентября — в Центральной городской библиотеке Нижнего Тагила (ул. Строителей, 1А).

Целью симпозиума 3-й Уральской биеннале было исследовать способность искусства быть сильным мобилизующим инструментом не только в прошлом, но и в будущем, где можно столкнуться с параллельными реальностями и виртуальными мирами. На симпозиуме были рассмотрены вопросы мобилизации в индустриальном контексте и новые стратегии планирования индустриальных городов как мобилизационных площадок.

Программа на сайте Уральской биеннале

Сценарии мобилизации   

(Само)мобилизация и современность: невозможный горизонт

Андрей Щербенок (МШУ Сколково)

Массовая мобилизация, сопровождавшая советскую индустриализацию, была сильно индивидуализирована: хотя действие и было коллективным, индивид мог мобилизовать себя и стать субъектом этого действия лишь через жесткий процесс формовки собственного «я» в процессе самоанализа и работы с собственным внутренним миром. Конец эпохи массовой мобилизации ознаменовался не возникновением индивидуального, а распадом связи между индивидуальным и коллективным, который сделал мобилизацию структурно невозможной. Поэтому вопрос «как возможна мобилизация в нашу индивидуалистическую эпоху» должен быть переформулирован в вопрос «может ли «новая реальность» обеспечить рамку, необходимую для возникновения и поддержания (само)мобилизации»? Отвечая на этот вопрос, я постараюсь показать, что «новая реальность» не отвечает требованиям мобилизационной рамки, что объясняет, почему современные мобилизационные движения в России и во всем мире возвращаются к «досовременным» рамкам, от национализма и религии до проверенных исторических метанарративов. Однако я поставлю под вопрос и постмодернистскую идею отмирания мобилизуемого модернистского субъекта и выскажу предположение, что мобилизация всегда присутствует в качестве горизонта современного искусства, в силу, в том числе, его связи с историческим авангардом.

Настоящее прошлого будущего: о биеннале и мобилизации

Энтони Гарднер (Оксфорд)

Реинсценировка. Реконструкция. Нет сомнений, что эта маленькая приставка «ре», стала одной из отличительных черт современности: безусловно, это образное выражение ностальгии и надежности повторения, но также и нечто, что стремится оживить «прошлое возможное будущее» (используя термин художников из Otolith Group) прошлого века. Выставки не являются исключением из этой практики оживления, нацеленной на воссоздание нашей культурной реальности, и именно с этим чувством нового соприкосновения я хочу вернуться к истории биеннале в рамках «мобилизации реальности». Каким образом биеннале отзываются на обвинения, что они — обыкновенные служанки глобализованного неолиберализма, распространяющего североатлантическую экономическую идеологию на бывшие периферии мира (искусства)? Один ответ — посмотреть на то, как выставки прошлого реагировали на похожие социально-культурные контексты, чтобы увидеть, какое «прошлое возможное будущее» лежит в их пределах и может быть вновь мобилизовано сегодня на фоне нашего неолиберального состояния. В частности, я хочу рассмотреть применимость в контексте некоторых вопросов нашего симпозиума опыта биеннале времён Холодной войны, уделявших особое внимание социалистическому, в большинстве своем, югу. Редко вспоминаемая сегодня, эта вторая волна биеннале, как я её называю, являлась важной предтечей критики неолиберализации биеннале, осуществлявшейся в рамках третьей волны, и подготовила почву для того, что предлагается сейчас в качестве основы для новых международных культурных связей текущей четвертой волной биеннале.

Круглый стол «В чем потенциал выставок?» 

Модератор: Бильяна Чирич (куратор основного проекта 3-й Уральской биеннале)

Участники: художники основного проекта Вонг Хой Чхен, Франк Аперте, 3ply, Ванг Ицюань. Местные участники: Владимир Селезнев (художник), Марина Соколовская (искусствовед)

Выставка — это момент, на который произведение искусства становится достоянием общественности. Выставки это ядро биеннале. В то время, как биеннале и выставки в целом всё больше превращаются в развлекательные мероприятия, мы должны подумать о том, чтобы поддерживать их критический потенциал, а не продуцировать удовлетворительные мейнстримные визуальные послания. Биеннале как специфический институт в рамках художественной системы, сегодня пытается реализовать на разных уровнях пространство между глобальным и локальным производством знания, а также общественную сферу и ее политические функции. Что эта структура значит для художников и практиков искусства, и сможет ли биеннале как институт так же удерживать уникальную позицию в художественной системе? Каково будущее биеннале — и выставок в целом — и может ли искусство ещё побудить к переменам?

Условия мобилизации

Состояние мобилизации: советский энтузиазм и постсоветская «позитивность»

Татьяна Круглова (департамент философии, УрФУ)

Концепт «позитивности» стал частотным в русском языке относительно недавно. Его семантика требует специального дискурс-анализа, но в первом приближении можно заметить, что слово, пришедшее в российский контекст как английская калька, на волне императивного требования успешности, пронизавшего СМИ, несет в себе следы западного исторического опыта, отсылая к «духу протестантизма». В то же время, в его семантике представлена и советская — не менее императивно выраженная — установка на бодрость, энтузиазм, открытость будущему. Между ними, при некотором сходстве, есть скрытое, но имеющее тенденцию раскрываться в перспективе, противоречие. Мобилизующий эффект духа протестантизма/капитализма опирается на «позитивное» в том смысле, которое придали ему философии позитивизма и прагматизма — установка на дело. В российско-постсоветском контексте мобилизующий смысл «позитивного» заключается в отталкивании от негативного/критического, конструировании воодушевляющего настроя. Позитивное в таком его понимании абстрагируется от прагматического эффекта, от собственно «делания/(труда)», контаминируя с «релаксацией», «развлечением», «легкостью».

Создавая индустриально-ориентированное искусство: способы мобилизации

Женя Чайка (директор и куратор программы арт-резиденции Уральской биеннале)

В реализации программы арт-резиденций Уральской индустриальной биеннале использовались различные стратегии мобилизации. Одна из них — это вовлечение действующих предприятий в процесс производства современного искусства. Другая — это мобилизация художников на активное погружение в контекст. На стыке этих двух стратегий и возникает, хочется думать, продуктивный результат.

«Городок чекистов»: дискурсы, трансформация значения, траектории ревитализации

Илья Шипиловских, Лариса Пискунова, Игорь Янков, Людмила Старостова

Архитектурный комплекс Городок чекистов представляет собой вариант структуры, воплощающей трансформацию общественного бытия, повседневных практик и возможностей взаимодействий радикально отличающихся от традиционалисткой модели поведения «до-модерного» общества. Проект нового быта «нового человека» столкнулся с реальностью и породил различные формы и способы реагирования и приспособления к утопическому проекту. В настоящий момент Городок чекистов можно рассматривать как поле пересечения различных дискурсов и форм ревитализация пространства. Как особый объект Городок остается потенциальной формой мобилизации как художественных возможностей для вписывания зданий конструктивизма в современный контекст, так и формой продуцирования различных мифологий, порождающих различные альтернативные стратегии отношения к этому памятнику архитектуры.

 

Лаборатории: «Изменения реальности» 

Память в цифровую эпоху: как архивировать реальность?

Модератор: Башак Шенова (куратор, Анкара)

Может ли реальность на самом деле быть заархивирована? Утратили ли архивы искусства и разума свою силу в цифровом мире? Уже сейчас цифровое пространство всё запоминает и хранит. Может ли искусство в цифровом будущем быть «сохраняемым»? Эта лаборатория рассмотрит теории, идеи и примеры.

 

Акт чтения архивных данных

Архивные данные как акт производства знания формирует основу исследовательских практик современного искусства сегодня. Такие практики также имеют потенциал в дискуссии о политике и экономике культурного и художественного производства через агрегирование всех возможных средств восприятия и интерпретации архивов. В этом ключе разговор будет строиться вокруг акта чтения архивов путем генерирования вопросов и рассмотрения некоторых проектов, в том числе «Посткапитал. Архив 1989—2001» Даниэля Гарсия Андухар, «Корова Инья» (2010) Али Шери, «Точки зрения» (2014) Зохара Кфира, проекты и архивы NOMAD «Мы все одиноки в этом» (2015) Христины Ивановска и Яни Каловски, и «Временный архив (прелюдия» (2014) Бенджи Бояджана.

Мобилизация дизайна(ом)

Модератор: Галит Гаон (директор-основатель музея карикатур в Хаоне)

Искусство и дизайн всегда использовались как инструменты политической мобилизации. Многие из этих событий были и остаются спорными. С ростом цифровых инструментов, таких, как социальные медиа, важность дизайна как мобилизационной стратегии даже увеличилась. Эта лаборатория исследует, как может выглядеть мобилизация, управляемая дизайном или искусством.

 

«Переезжай в страну» — это 50/70 сантиметровые чётко оформленные одноцветные плакаты, которые стали одним из наиболее мощных инструментов мобилизации в течение периода независимости в Израиле, формируя новое понимание современного дизайна как ключевой концепции, определяющей новую нацию. Роль была понятна — уход от политически-социального послания диктует «правильный» мобилизационный сценарий. Неожиданно во втором десятилетии 21 века, мы находим аналогичные характеристики в современной, анти-институциональной работе ведущих дизайнеров изобразительного искусства нового поколения. Их безусловный контроль над графическим изображением и способность создавать точный, даже провокационный, нарратив стали культовыми. Их работа пробуждает визуальную интерпретацию в различных современных социальных медиа и актуализирует развитие идеологической графики.

Фото © Александр Тарасов

От материального к виртуальному: может ли всё исчезнуть?

Модератор: Эндрю Вахтель (президент Американского университета в Центральной Азии)

Многие политические или экономические системы рухнули или полностью изменились за последнее время. С ними также исчезли предметы, знаки, символы и, кажется, забылись. Сейчас в виртуальном мире эта опасность стала еще более отчетливой. Может ли нарратив воскресить материальную реальность любого рода?

 

Страх, что объекты могут исчезнуть, преследовал ряд авторов модернизма, в частности, Виктора Шкловского и Вальтера Беньямина. Но хотя механическое воспроизведение, возможно, и не привело к исчезновению объекта, эпоха глобализации различными способами угрожает их существованию. Нигде это не очевидно так, как в постсоветском пространстве и в Турции, которые после Второй мировой войны создали более или менее автаркическую потребительскую экономику, характеризующуюся поразительной однородностью по сравнению с широким выбором, доступным для западных потребителей. С падением Берлинской стены и более или менее одновременным открытием глобального капитала Турции, многие локально произведенные материальные блага быстро исчезли в пользу более качественных (или лучше разрекламированных) европейских и американских аналогов. Здесь будут рассмотрены три основных «музейных романа», два — хорватской писательницы Дубравки Угрешич и один — турецкого автора Орхана Памука, которые, благодаря силе повествования, попытались воскресить материальную реальность миров, которая исчезла из жизни их авторов.

Круглый стол «Последняя утопия? Творчество как мечта, актив и источник силы»

Фото © Александр Тарасов

Модератор: Елена Трубина (доктор философских наук, УрФУ)

В рамках круглого стола были рассмотрены преемственность и трансформации в городской и региональной культурной политике через сопоставление различных взглядов на творчество, как таковое, и дискурс творческой индустриальной политики в России в 2000-е годы.

Учитывая городскую культурную политику России, я сделала вывод о том, что принятие «творческих индустрий» региональными и городскими должностными лицами и появление союзов экспертов, медиа, культурных и коммерческих секторов репрезентирует политическое присвоение, носящее неолиберальный характер. В то время, как в каких-то городах неолиберальная программа культурного развития не приносит впечатляющих результатов, некоторые города могут представить и другой опыт (например, Пермь), благодаря уникальной расстановке ресурсов и индивидуального вовлечения. Моё рассуждение о нео-либеральности «творческих индустрий» предполагает, что в период с начала 2000-х годов, правительство Москвы и других городов (особенно в крупных городах), следует, по крайней мере частично, совету, данному Ричардом Флоридой в книге «Подъем креативного класса» (2002). Администрации в крупных городах сформировали группу культурных предпринимателей, ориентированных на привлечение и удержание специалистов с высшим образованием, предлагая им потребление высококачественной культуры. Если рассматривать на фоне всей страны реализацию других неолиберальных рецептов, а именно, радикальное пересмотрение популяционного подхода к общественным благам и ликвидацию социальной политики, эти примеры дают возможность оценить мои доводы. Ведомственная и организационная структура по проведению мероприятий и реализации объектных проектов, финансированию моделей и более широкому дискурсивному полю, загруженному конфликтами и спорами о творческих индустриях, может многое поведать об обширных социальных и культурных процессах, которые вступают в игру, чтобы сформировать культурное производство и новую аудиторию в крупных городах России, включая Пермь и Екатеринбург. Производство и распространение художественного товара было рассмотрено различными группами городской интеллигенции либо, как ценный вклад в городское пространство, либо, как «чужеродное западное влияние», способное разрушить социальное единство и остатки государственной поддержки культуры. Этот круглый стол рассматривает преемственность и трансформации в городской и региональной культурной политике через сопоставление различных взглядов на творчество, как таковое, и дискурс творческой индустриальной политики в России в 2000-е годы.

Фото © Александр Тарасов

Художник, идущий на риск

Кевин Платт (университет Пенсильвании)

В руках художников физический риск стал мощным инструментом создания харизматического образа. В 1909 году Ф.Т. Маринетти знаменитым образом предварил свой «Манифест футуризма» историей автомобильной аварии и объявил в первом пункте манифеста: «1. Мы намерены воспеть любовь к опасности, привычку к энергии и бесстрашию». Русским футуристам также были не чужды насилие и риск: как в их практике, например, в спектаклях, завершавшихся физической конфронтацией с аудиторией, так и в их эстетике, например, в радикальной акции «Победы над Солнцем», которая заканчивается заявлением «мир погибнет, а нам нет конца». В течение последних двух десятилетий физический, телесный риск стал центральным элементом эстетических практик выдающихся художников; в России, это особенно примечательно среди протестных арт-групп и отдельных художников, таких как «Война», Pussy Riot и Петр Павленский. История телесных надругательств, нарушений норм и законов и физического столкновения с представителями общественного порядка уходит, конечно, намного дальше этих моментов и между ними, но они представляют собой наивысшие точки, в которых харизматичная сила личного риска стала стержнем художественной практики авангарда. Эта презентация будет посвящена феноменологии и истории телесного риска как элемента протеста, активизма и масс-медиа в России.

Нарративный фигуратив «Сопротивления изображений»: литература, политика и уроки сегодняшнему дню

Сара Уилсон (Институт Курто университета Лондона)

«Сопротивление изображений» — название современной выставки на новой площадке в Брюсселе, куратором которой стал бывший министр культуры Жан-Жак Айагон. Она смотрит из сегодняшнего дня на движение 70-х годов «нарративный фигуратив». В момент войны во Вьетнаме, пост-солженицинского советского слома, постколониальных волнений в некогда французском Алжире художники этого направления объединились для критического (антиамериканского) ответа поп-арту с политизированным взглядом на сегодняшний день, привлекая новую теорию, но в то же время рискуя выбором средства выразительности. Несмотря на то, что понятие «нарратив» было связано с художественной литературой и кинематографом Новой волны (в эпоху микрочипа и нападок на изображение со стороны концептуального искусства и перформанса), «Сопротивление изображений» демонстрирует, как художники, прибегнув к живописи, выиграли «пари с историей». В глобализованном мире, где персональные Instagram'ы теперь осваиваются Ричардом Принсом, как искусство может вмешаться в бесконечный поток изображений?

Может ли искусство, может ли художественная литература, по-прежнему являться формой сопротивления?

Круглый стол «Создание новой индустриальной реальности»

Круглый стол проходил в Центральной городской библиотеке Нижнего Тагила.

Производственная деятельность прошла через многие изменения за последние годы. Некоторые виды промышленности исчезли, другие — процветали. Это оказало глубокое воздействие на промышленные объекты и города. Как реагировало и будет реагировать искусство, дизайн и творчество на эти изменения? Как сочетается искусство и индустрия? Разве искусство, в конце концов, не имеет своего рода промышленного мышления? Или промышленная деятельность тоже в каком-то смысле искусство?

 

Действуя свободно в оккупированных пространствах

Маркус Амбах (Markus Ambach Projecte, Дюссельдорф)

Жители индустриальных ландшафтов сталкиваются не только с потерей своих рабочих мест, но и с разрушенной средой. Не будучи включены в реструктуризацию этих территорий со стороны политиков и экономики, они вынуждены искать тактики и стратегии реаппроприации окружающего пространства. В Рурской области в Германии люди выработали особые навыки восстановления фрагментов и остатков пространства, оставленного сталелитейной и угледобывающей промышленностью. Особенно вдоль шоссе A40, которое проходит через весь регион, можно обнаружить тех, кто развивает культурную практики путем использования пространства по-новому. Маркус Амбах показывает эти стратегии ре-оккупации пространства совместно с их переосмыслением художниками.

Презентация галереи «Кубива»

Виталий Черепанов (художник, Нижний Тагил)

Галерея «Кубива» была создана молодыми тагильскими художниками группы ЖКП в Нижнем Тагиле в съемном гараже. В группу входят молодые тагильские художники: Анна Черепанова, Ангелина Котова, Алексей bubb Токмаков, Александр Баталов, Арина Воронина, Виталий Черепанов, Ксения Кошурникова, Мария Белова, Владимир Добров, Юлия Климовских. Художники работают в области живописи, графики, инсталляции, перформанса, создания объектов, паблик-арта. С момента своего основания в 2014 г. галерея стала культовым местом, благодаря которому о ЖКП («Жизнь как перформанс» — одна из расшифровок аббревиатуры) заговорили не только в Нижнем Тагиле, но и за его пределами. Для художников это мастерская, для ее посетителей — место, в которое можно сходить на панк-рок концерт или просто потусоваться.